Эксклюзив
Макаров Борис Александрович
06 сентября 2017
64003

Готова ли Россия к электоральным сражениям?

Main i

За время прошедших в 2016 году последних выборов в Госдуму РФ Центральная Избирательная Комиссия РФ вместе со многими причастными ведомствами и организациями провела большую работу по устранению шероховатостей российского избирательного права, строгого соблюдения гарантированных Конституцией России избирательных прав граждан  и совершенствования технологий тайного голосования.

Список изменений российского электорального законодательства наглядно свидетельствует, что старый и обновленный составы ЦИК РФ и курирующие его работу органы и причастные ведомства и организации проделали значительный объем мероприятий по совершенствованию избирательного права и технологий тайного голосования при подготовке к избирательным кампаниям 2017-2018 годов.

Однако мало кто из российских  избирателей задавал себе вопрос: «будет ли на этих  ближайших выборах обеспечено соблюдение его избирательных прав, гарантированных Конституцией РФ, базовыми электоральными законами России и международными обязательствами России  в области избирательного права, избирательных систем и технологий тайного голосования?». То есть, будут ли выборы прямыми, будет ли соблюдаться принцип равенства избирателей (принцип - один человек, один голос), будет ли голосование свободным, будет ли соблюдаться принцип конфиденциальности (то есть, будет ли голосование тайным)?.

Человеку, далекому от российской юриспруденции, может показаться, что электоральная система России - это логичная, стройная и безупречная система взаимосвязанных законов и правовых актов. На самом деле избирательное законодательство нашей страны можно кратко охарактеризовать следующим образом – косяк на косяке и косяком погоняет.

Если внимательно прочитать тексты российских электоральных законов, нетрудно заметить, что применяемые на выборах российские технологии тайного голосования не соответствуют Конституции РФ, базовым федеральным электоральным законам и международным обязательствам России в области избирательного права, избирательных систем и технологий тайного голосования. Фактически в тексты базовых федеральных электоральных законов включены операционно-технологические закладки, позволяющие оказывать давление на определенные группы избирателей в пользу конкретного кандидата или вопроса, вынесенного на голосование, и легко нарушать анонимность голосования. Поэтому, процедура выборов и используемые технологии голосования являются нелегитимными и юридически некорректными, а установленные с их помощью итоги  прошедших выборов, как и результаты предстоящих, являются ничтожными. Это в свою очередь во весь рост ставит вопрос о легитимности всей вертикали российской власти, формируемой с помощью таких юридически ничтожных выборов и таких ущербных технологий тайного голосования. Именно об этом пойдет речь в данной статье.

Чтобы эти утверждения не были голословными, приведем ряд конкретных примеров. Вначале проанализируем применяемые на российских выборах неавтоматизированные технологии тайного голосования (использующие заполняемый избирателем бумажный бюллетень, их сортировку и "ручной" подсчет бюллетеней-голосов) с точки зрения их соответствия Конституции РФ, базовым федеральным электоральным законам и международным обязательствам России в области избирательных систем.

Кроме Конституции РФ, в базовый российский электоральный набор входят: Федеральный закон "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", ФЗ N19-ФЗ от 22 февраля 2014 года  и Федеральный Закон " Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" ФЗ N67-ФЗ с изменениями 2005 года, также федеральный закон "О выборах президента Российской Федерации" N19-ФЗ с изменениями и дополнениями, а также Федеральный конституционный закон  «О референдуме Российской Федерации» №5ФКЗ от 28.02.2004 г.

Как показывает тщательный анализ, изложенная в этих законах процедура тайного голосования является абсолютно нелегитимной с точки зрения российского конституционного и избирательного права. Чтобы убедиться в этом, достаточно внимательно прочитать тексты российских базовых федеральных электоральных законов.

Преамбула федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации гласит:  “Демократические, свободные и периодические выборы в органы государственной власти, органы местного самоуправления, а также референдум являются высшим непосредственным выражением принадлежащей народу власти. Государством гарантируется свободное волеизъявление граждан Российской Федерации на выборах и референдуме, защита демократических принципов и норм избирательного права и права на участие в референдуме". Статья 3 этого закона перечисляет принципы проведения в РФ выборов и референдума. В частности, утверждается: «Гражданин РФ участвует в выборах на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании».

«Участие в выборах является свободным и добровольным. Никто невправе оказать воздействие на избирателя с целью принудить его к участию или неучастию в выборах, а также на его свободное волеизъявление».

Далее в статье 7 говорится: «Голосование на выборах является тайным, исключающим возможность какого-либо контроля за волеизъявлением гражданина».

А теперь посмотрим, в какой мере эти продекларированные права и принципы российского избирательного права соблюдаются при практической реализации тайного голосования на избирательных участках нашей Родины.

Начнем с прямого избирательного права. Этот принцип означает, что избиратель голосует непосредственно за того или иного кандидата, или за вопрос, вынесенный на голосование. Прямое избирательное право может быть реализовано только при условии проведения прямых выборов. В действительности, используемые в России процедуры тайного голосования, позволяют проводить не прямые, а "псевдопрямые" выборы. На практике, голосуя, избиратель опускает бюллетень в ящик (урну) для сбора и временного хранения бюллетеней непосредственно за того или иного кандидата. Но в процесс установления итогов выборов включена избирательная (счетная) комиссия или машина (автомат) для тайного голосования. При использовании такой процедуры голосования российский избиратель лишен права контролировать правильность учета выбранного им конкретного варианта голосования при подведении итогов выборов. Это право, в соответствии с российским избирательным законодательством, избиратель  «доверяет» избирательным комиссиям различного уровня (от участковой избирательной комиссии до Центральной Избирательной Комиссии). Такое положение противоречит статье 3 Конституции Российской Федерации, которая торжественно провозглашает: "Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ". В действительности в России единственным источником власти фактически является "его величество - российский чиновник" и, прежде всего, сотрудники системы избирательных комиссий разного уровня.

Устранить этот фундаментальный недостаток любых российских выборов можно с помощью нового поколения юридически значимых, социально безопасных, прозрачных технологий тайного голосования избирательными бюллетенями с ретроспективным контролем. Эти технологии предоставляют каждому избирателю полное активное избирательное право и техническую возможность при желании самостоятельно и конфиденциально проверить результат учета его "голоса" при установлении общих итогов голосования. Родиной этого нового поколения технологий тайного голосовая является Россия. Они защищены 13 патентами РФ. Один из возможных вариантов этих технологий тайного голосования используется на выборах в Республике Казахстан. Сейчас российскому избирателю вопреки требованиям статьи 3 Конституции РФ предоставлено только усеченное (ограниченное) активное избирательное право. То есть он может выбрать вариант голосования, сделав соответствующую отметку в бумажном или электронном бюллетене и «опустить» бюллетень в ящик для сбора и хранения бюллетеней-голосов, но лишен права осуществлять контроль за тем, правильно ли учтен его бюллетень при подведении общих итогов голосования.

Посмотрим теперь, являются ли выборы свободными и добровольными. Не может ли кто-то осуществлять контроль за волеизъявлением избирателей. Свободное "волеизъявление" означает, что никто не может прямо или косвенно оказывать какое-либо давление на избирателя. Тем не менее, в России появился новый способ давления на избирателя, с помощью которого его заставляют проголосовать за того или иного кандидата. Этот способ появился из-за расплывчатой формулировки в статье 64 федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав ........", пункт 7 которой гласит: " Голосование проводится путем нанесения избирателем .........в избирательном бюллетене любого знака в квадрате (квадратах), относящимся (относящихся) к кандидату (кандидатам) или списку кандидатов, в пользу которого (которых) сделан выбор .......". Аналогичная запись содержится в статье 75, пункт 8 федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации" и статье 69, пункт 8 федерального закона "О выборах президента Российской Федерации" и в соответствующих статьях других электоральных законов страны и регионов.

Такая расплывчатая формулировка "любой знак", то есть отсутствие конкретизации о форме и способе документирования выбранного избирателем варианта голосования сделало возможным в России способ голосования, который можно назвать "директивным или подконтрольным  голосованием". Родиной этой инновации в избирательном процессе считается одна из российских республик Северного Кавказа. Этот метод "давления" на избирателей получил широкое распространение во многих регионах страны, особенно там, где велик так называемый "административный ресурс". Именно его широкое использование дает возможность получать 90%  результаты голосования в пользу кандидатов и партий, поддерживаемых федеральной, региональной властью или местными олигархами.

Суть способа состоит в следующем. До начала выборов представители местной администрации или "общественных организаций" совершают обход всех домов и квартир на территории избирательного участка и предлагают всем проживающим в этом доме или квартире проголосовать за кандидата "А" или за партию "Б". А в качестве знака, внесенного (поданного голоса) за указанного кандидата или партию вписать конкретную букву, цифру или иной знак. Например, в семье Ивановых всем 4 потенциальным избирателям рекомендуют в бюллетенях ставить букву «и», в семье Магомедовых, где 9 избирателей  всем рекомендуют ставить букву «м» и т.п.

Далее следует прозрачный намек: если после вскрытия урны для голосования обнаружится, что количество бюллетеней с "рекомендованными, правильными" вариантами голосования окажется меньше, чем число избирателей в вашей квартире (доме), то «отключим газ и воду», а у вас и ваших детей могут быть неприятности, например, уволят с работы и т.д. Как правило, такую "агитацию" среди избирателей проводят работники управляющих компаний (ЖЭКов и ДЭЗов), участковые полицейские, работники системы социального обеспечения, нанятые волонтёры-общественники и т.д. Они адресно посещают граждан, имеющих задолженность по квартплате, получающих жилищные субсидии, нелегально сдающих жилищную площадь, одиноких стариков, хронических больных, инвалидов, нуждающихся в уходе и дорогих медикаментах и т.п. По сути этой категории избирателей предлагают выборы без выбора. Или проголосовать за угодного кому-то кандидата, или выселение из квартиры за неуплату, лишение жилищных или иных субсидий, отказ в предоставлении бесплатных медикаментов, возбуждение уголовного дела за незаконное занятие коммерческой деятельностью и так далее. В терминах уголовного права эти действия квалифицируются как шантаж избирателя. Такое формально "свободное" голосование по существу является издевательством над принципами демократии. Можно ли такие выборы называть "свободными и тайными"? Центральная Избирательная Комиссия РФ, Государственная Дума, Совет Федерации РФ прекрасно осведомлены об использовании таких инноваций, но никаких мер по пресечению этого безобразия не принимают. Причём, после окончания выборов «доверенные лица» осуществляют подмену бюллетеней. Старые варианты уничтожаются, а в новых бюллетенях ставят галочки и крестики за победивших на выборах кандидатов, то есть осуществляется своеобразная унификация избирательных бюллетеней.

Не поможет  пресечь эти безобразия и закупка на миллиарды рублей и установка на избирательных участках веб-камер, и трансляция их изображений в сеть Интернет.  Абсолютно не помогает и присутствие на избирательных участках отечественных и иностранных наблюдателей. Так как работа по принуждению к правильному голосованию ведется с электоратом, как правило, вне помещений избирательных участков и задолго до дня голосования.

Для решения этой проблемы можно, как в ряде зарубежных стран, законодательно ограничить виды отметок, которыми избиратель может зафиксировать в бюллетене свой выбранный вариант голосования. Так, избирательное законодательство ряда штатов США требует, чтобы избиратель для отметки выбранного варианта голосования использовал только либо крестик, либо галочку. Причем эта отметка не должна выходить за рамки прямоугольника напротив фамилии кандидата или вопроса голосования, или напротив варианта - "против всех кандидатов". Можно также при голосовании использовать принцип "ненужное зачеркнуть". Такой способ фиксации в бюллетене выбранного варианта голосования известен уже более ста лет и до 12 декабря 1993 года он использовался и на выборах в СССР и России. Имеются  другие процедуры и технологические операции, устраняющие этот дефект.

Повторим еще раз: отсутствие в российских базовых электоральных законах требований о конкретизации, о форме и способе документального закрепления выбранного избирателем варианта голосования, как и отсутствие прописанного порядка выдачи избирателю бланка бюллетеня - это своеобразные операционно-технологические закладки, позволяющие оказывать давление на определенные группы избирателей в пользу конкретного кандидата или вопроса, вынесенного на голосование. Попутно отметим, что в этой проблеме Россия не одинока, подобная закладка имеется в тексте избирательного законодательства Украины. Смотрите статью автора: «Украина: выборы без выбора». Интернет-адрес http://viperson.ru/articles/ukraina-vybory-bez-vybora

Избирательные законы России также не уточняют, чем должен быть нанесен "любой знак" в избирательный бюллетень. Он может быть нанесен карандашом (простым или цветным), ручкой, фломастером с чернилами различного цвета. Он может быть проколот шилом, ножом, отверткой, электродрелью, компостером и т.д. Наконец, этот знак может быть нанесен с помощью отпечатка пальца или кончика носа, предварительно покрытых красящим веществом. На некоторых избирательных участках избирателям предлагают для выбора варианта голосования воспользоваться ручками с исчезающими через некоторое время чернилами, в результате чего после вскрытия урн из них извлекают пачки чистых бюллетеней, которые избирательная комиссия может повторно заполнить по своему "вкусу".

Теперь рассмотрим, обеспечивается ли анонимность (конфиденциальность) голосования избирателя. Статья 7 федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав ......" декларирует: "Голосование на выборах является тайным, исключающим возможность какого-либо контроля за волеизъявлением избирателя". Но, тем не менее, такой контроль может быть обеспечен в полном соответствии с пунктом 16 статьи 63 федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав .......". Этот пункт гласит: "На лицевой стороне всех бюллетеней, полученных участковой комиссией, в правом верхнем углу ставятся подписи двух членов участковой комиссии, которые заверяются печатью участковой комиссии". (Аналогичная запись содержится в пункте 12 статьи 67 федерального закона "О выборах президента РФ" и в пункте 17 статьи 73 федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы ....".)

Появление такой законодательной нормы было мерой защиты от вала фальшивых бюллетеней. Но этот способ защиты позволяет проводить скрытое кодирование бюллетеней, которое может осуществляться с помощью:

a) Изменения персонального состава членов избирательной комиссии, ставящих свои подписи на бюллетень;

b) Изменения порядка следования двух подписей (в строке или в столбце);

с) Изменения наклона подписей (вверх или вниз);

d) Изменения характера подписи (пропуская в подписи одну или несколько букв и т.д.);

e) Изменения места расположения и ориентации оттиска печати и т.д.

Такие простые операции позволяют, во-первых, скрытно закодировать тысячи бюллетеней, а во-вторых, при желании осуществлять контроль за волеизъявлением каждого избирателя, проверяя  выбранный им вариант голосования. В самом простейшем случае избирательные бюллетени могут быть дополнительно пронумерованы невидимыми "симпатическими" чернилами, сложены в стопку по порядку номеров и выданы избирателю после регистрации с отметкой в отдельном списке: кому какой номер бюллетеня выдан.

    Аналогично, скрытое кодирование можно осуществить, наклеивая на лицевой или оборотной стороне бюллетеня марку со специальной голографической защитой. Наклеивая марку в определенной области листа, можно скрытно закодировать все бюллетени, и затем также разложить их стопкой и отмечать, кому какой бюллетень был выдан.

Поэтому процесс голосования такими "краплеными" бюллетенями, допускающий  процедуры их скрытого кодирования, не может считаться свободным и тайным. Имея доступ к таким скрытно закодированным бюллетеням и к соответствующей сопутствующей выборам избирательной документации, на основе выбранных избирателями вариантов голосования можно создавать закрытые базы данных об электоральных предпочтениях граждан и на их основе поделить весь электорат на «правильных» (заслуживающих доверия) и «неправильных» (неблагонадежных). И в нужный момент незаметно вносить коррективы в жизнь и судьбу «неправильных» граждан. Например, при приеме на работу, повышении по службе, предоставлении кредита, наложения штрафов и взысканий, вынесения судебных приговоров и т.д. Причем, в нарушении закона о защите персональных данных такие электоральные сведения могут собирать и хранить не только правоохранительные ведомства, но отдельные представители региональных и муниципальных властей и даже частные фирмы для обслуживания отдельных состоятельных заказчиков.

Таким образом, (повторим еще раз) используемые на российских выборах базовые неавтоматизированные технологии тайного голосования (опирающиеся на бумажный бюллетень и "ручной подсчет бюллетеней-голосов") обладают  принципиальными системными недостатками. Фактически, на виду у всех избирателей в тексты базовых федеральных электоральных законов  включены своеобразные операционно-технологические закладки, позволяющие оказывать давление на определенные группы избирателей в пользу конкретного кандидата или вопроса, вынесенного на голосование, не соблюдать тайну голосования и принцип прямых выборов. Нами разработаны предложения, устраняющие эти электоральные дефекты.

Таковы вкратце печальные итоги бездумного реформирования неавтоматизированных технологий тайного голосования, применяемых на выборах в органы власти России.

Не сумев навести хотя бы относительный порядок при использовании "классической" неавтоматизированной технологии голосования, опирающейся на принципы австралийского, секретного, бумажного избирательного бюллетеня, и «ручной» подсчет голосов (бюллетеней), российские власти начали поспешно и активно внедрять машины для голосования. Это так называемые Комплексы Обработки Избирательных Бюллетеней (КОИБ), использующие технологию оптического сканирования бумажных бюллетеней с помощью оптоэлектронных устройств и последующего компьютерного распознавания изображений. Внедрение в практику выборов этих машин осуществляется в рамках создания Государственной Автоматизированной Системы "Выборы". В последнее время в российскую практику голосования также активно внедряются  Комплексы Электронного голосования (КЭГ). Причем, агитируя за внедрение в практику тайного голосования таких машин, их сторонники приводят ложные аргументы, лукавые доводы и откровенные небылицы. Однако системный анализ этих электоральных  чудо-машин показывает, что они не только не устраняют вышеперечисленные системные недостатки неавтоматизированных технологий, но и порождают новые серьёзные проблемы.

О разработке, внедрении и опыте применения новейших российских электронных систем тайного голосования можно писать отдельный многотомный криминально-электоральный роман, в котором будет все: обман избирателей, дезинформация представителей законодательной и исполнительной власти, популистские заявления, откровенная ложь и дремучая некомпетентность российских чиновников, нецелевое использование и бесконтрольное расходование огромных бюджетных средств, возможная фальсификация выборов и т.д.

Перед началом массового внедрения КОИБов  и КЭГов представителями ЦИК РФ были заявлены их следующие основные преимущества:

  1. Быстрота (малое время) подведения итогов голосования. Однако мгновенного  установления итогов голосования почему-то не происходит. Практика использования машин для голосования на выборах в различные уровни власти не подтверждает тезис о том, что использование подобных машин приводит к гораздо более быстрому подведению итогов голосования по сравнению с "ручным" подсчетом голосов. Использование этих машин постоянно сопровождалось хроническими скандалами, связанными, в том числе и с чрезмерной задержкой определения итогов выборов.

  2. Высокая мобильность при внеплановой организации и проведении выборов. Этот довод сторонников машинного голосования практически блокируется законодательным введением единых дней голосования.

  3. Низкая себестоимость голосования. Но расчеты себестоимости электронного голосования показывают, что в зависимости от удаленности участковой избирательной комиссии себестоимость последнего в 10-20 раз выше, чем при использовании  классической неавтоматизированной технологии тайного голосования.

  4. Высокая надежность и достоверность подсчета голосов с помощью КЭГов и КОИБов. Российские машины для голосования относятся к классу сложных программно-управляемых радиоэлектронных систем. Для повышения надежности их работы, защиты от сбоев, временных отказов необходимо принимать специальные меры. Применять радиоэлектронные компоненты только класса «space» (космос), осуществлять процедуры дублирования, резервирования, использовать принципы многопроцессорности и мажорирования. Использовать только доверенное программное обеспечение и многое, многое другое. Перед каждыми выборами проводить поиск программно-аппаратных закладок, поиск программных вирусов, осуществлять тесты на проникновение. Все это приведет к стремительному росту себестоимости машинного голосования. Оно будет уже не в десятки, а в сотни раз дороже традиционной неавтоматизированной классической технологии.

  5. Высокая киберзащищённость от попыток фальсификации итогов выборов.

Все российские машины для голосования имеют легальные выходы в специализированные информационно-коммуникационные сети, частично используют импортные комплектующие, в которых могут быть размещены программно-управляемые закладки, в том числе активируемые по каналам беспроводной связи. Проведением тестов на проникновение и поиском  программно-управляемых закладок в КЭГах и КОИБах  никто в РФ не занимается  в виду отсутствия неангажированной, беспристрастной и абсолютно неподкупной организации или частных лиц. Самая лучшая киберзащищённость может быть достигнута только в случае, если её  в отношении своего выбранного варианта голосования осуществляет каждый избиратель, добиться этого можно только в случае, если ему законодательно будет предоставлено полное активное избирательное право.

Необходимо также отметить  следующие фундаментальные недостатки машинного голосования:

Не обеспечивается тайна голосования. Это происходит потому, что в этих технологиях не разнесены в пространстве и во времени  этапы выбора варианта голосования, его документального закрепления и его ввода в память электорального программно-технического комплекса.

В нарушение принципов избирательного права появляется потенциальная возможность несанкционированного доступа к текущим (промежуточным) результатам голосования, используя проводные или не проводные каналы связи и незадекларированные возможности машин для голосования. Это позволяет оказывать влияние на результаты итогового голосования. Например, сорвать процесс голосования, если на выборах побеждает неугодный кому-то кандидат.

Имеются возможности скрытого психофизического воздействия на подсознание избирателя в момент выбора им варианта голосования, как с помощью разного цвета или яркости и места расположения информации на экране цветного дисплея, так и с использованием других специальных программ (эффект 25 кадра) и внешних устройств. Это становится вполне возможным, так как в отличие от голосования с помощью бумажных бюллетеней, процедуры выбора варианта голосования и запись его в память машины (учет варианта голосования) не разнесены во времени и пространстве.

И наконец, самое уязвимое место этих аппаратов - невозможность проведения независимой экспертизы машин для голосования на предмет наличия аппаратных и программных "закладок" для фальсификации итогов голосования. Такие "закладки" позволяют осуществить фальсификацию в пользу одного из вариантов голосования путем тайного размещения программных или аппаратных средств, способных изменять штатный алгоритм (технологический режим) работы машины для голосования. Эти закладки могут быть активизированы как путем непосредственного скрытого несанкционированного доступа к программно-аппаратной части машин для голосования, так и с помощью скрытых "неклавированных" возможностей этих программно-аппаратных комплексов. В последнем случае, эти "спящие" закладки могут быть активизированы извне, например, по недекларированным каналам непроводной или проводной связи, или от таймера процессора (в определенное время), или от количества загрузок бюллетеней, или количества сеансов голосования,  или от внешних датчиков, реагирующих на интенсивность или фазу электроосвещения, звуковые и световые сигналы и т.д.

Кроме того, должна быть предусмотрена защита от скрытного использования средств и технологий функционального поражения и подавления. Прежде всего, от мощного электромагнитного и лазерного излучения. Даже этот краткий обзор показывает, что машины для голосования не оправдали возлагаемых на них надежд и ожиданий. Более подробный анализ российских машин для голосования приведен в статье автора «Россия: особенности национального голосования». Интернет адрес:

http://viperson.ru/articles/rossiya-osobennosti-natsionalnogo-golosovaniya

 

Выводы.

 

1. Российская электоральная система абсолютно не готова к ближайшим региональным выборам в сентябре 2017 года и предстоящим в 2018 году очередным выборам президента Российской Федерации.

2.Применяемые на российских выборах технологии тайного голосования не обеспечивают анонимность избирателя и его свободное голосование, что гарантируется Конституцией и базовыми федеральными электоральными законами.

3.В нарушение принципов, изложенных в статье 3 конституции Российской Федерации, избирателю не предоставлено полное активное избирательное право, поэтому выборы являются не прямыми, а псевдопрямыми. Поэтому фразы в ее 3 статье  « Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.» можно рассматривать как электоральный анекдот, и их  надо либо исключить из текста российской Конституции, либо   предоставить каждому гражданину нашей страны полное активное избирательное право, то есть законодательное право и техническую возможность самостоятельно следить за тем, правильно ли учтен выбранный им вариант голосования. Авторами "электоральной мины", которая была заложена под здание российской государственности еще в 1993 году, являются «отцы-разработчики» основного закона страны, которые из популистских соображений вписали в статью 3 Конституции России, звонкую фразу "Носителем суверенитета и единственным источником власти в стране является ее многонациональный народ". Но при этом забыли или не захотели разработать и внедрить законодательство, на практике реализующее проведение свободных, прозрачных и честных выборов, на основе предоставления всем избирателям страны полного активного избирательного права.

4. Формируемые с помощью этих дефектных технологий тайного голосования органы федеральной, региональной и муниципальной власти не являются законно избранными и легитимными. Официально опубликованные итоги выборов как прошедших, так и будущих являются ничтожными, так как используемые в России технологии тайного голосования грубо нарушают Конституцию страны и базовые электоральные законы. При этом особо пикантная ситуация возникает с так называемым муниципальным фильтром (порогом). Это электоральное новшество, по сути представляющее собой коррупционный электоральный ценз, было введено в практику российских выборов в 2012 году. Коррупционным это новшество является потому, что практика его реализации в основном опирается на принцип: «захочу, поддержу Ваше выдвижение, захочу, не поддержу, смотря, сколько вы мне заплатите». Муниципальный фильтр - это ещё один легальный коррупционный механизм, которых и так достаточно в нашей стране.  Кроме того, удивительно, но факт, избранные (а точнее назначенные) с нарушением Конституции и базовых федеральных и региональных электоральных законов муниципальные депутаты решают, кого можно, а кого нельзя допустить к губернаторским выборам. Поэтому эта правовая норма - муниципальный порог - должен быть отменён. Причём немедленно.

Руководство и аппарат ЦИК РФ (по крайней мере, разумная и вменяемая часть ее) прекрасно осознают, что легитимность избранного в соответствии с действующем электоральным законодательством всего депутатского корпуса России (как впрочем, действующего так и будущего президента РФ, губернаторов, мэров и т.п.) более, чем сомнительна. Результаты уже прошедших и будущих выборов все равно будут не просто нелегитимны, они будут ничтожны.

Если под этим углом зрения провести ретроспективный обзор социально-политической жизни страны за последние почти 24 года, то абсолютно незаконной становится вся эпопея с российской приватизацией после 13 декабря 1993 года, с международными и внутренними договорами и обязательствами России, всей законодательной базой, вынесенными от имени Российской Федерации судебными приговорами, принятием и исполнением бюджета государства, а также награждения орденами и медалями, присвоение званий, назначение на должность и освобождение от должности на государственной службе и т.д. и т.п. Если активно «педалировать» этот вопрос, то в этом случае в стране наступает полная правовая вакханалия, причиной которой является маленький «пустячок» - использование на федеральных, региональных и муниципальных российских выборах нелегитимных технологий тайного голосования. Причем самое обидное, что даже архиважнейшие для нашей страны результаты референдума о присоединении Крыма к России также юридически ничтожны, так как при тайном голосовании там тоже использовались юридически дефектные технологии тайного голосования.

5.Упорное игнорирование перечисленных выше  электоральных проблем неминуемо приведет нашу страну к гражданской войне. Гражданскую войну страна, обладающая ядерным оружием, может не пережить.

6.В случае углубления экономического кризиса и ухудшения жизненного уровня народа,  можно дать 100% гарантию, что в стране могут появиться новые «Минины и Пожарские», которые активно и успешно разыграют вышеизложенную электоральную карту-проблему. Знамя электоральных перемен уже сегодня вполне могут поднять господа Квачков В.В., Навальный А.А., Удальцов С.С. или Ходорковский М.Б..

7.Поэтому указом Президента РФ назначенные на 10 сентября 2017 года многочисленные выборы в субъектах Российской Федерации надо отменить и перенести на более поздний срок.

8.Одновременно ограничить срок полномочий депутатов Госдумы РФ и губернаторов.

9.Внести коррективы в избирательное законодательство РФ, устраняющие все вышеперечисленные  недостатки российских технологий тайного голосования и принять новые редакции базовых электоральных законов и одновременно скорректировать связанные с ними документы ЦИК РФ. Базовой основой для этих изменений могут являться предлагаемая нами инновационная, научно-исследовательская, опытно-конструкторская работа на тему: «Разработка и исследование методов повышения кибербезопасности (киберзащищённости) российских выборов на основе технологий тайного голосования». Техническое задание в приложении.

10.Указом президента РФ объявить дату новых губернаторских выборов, выборов в Госдуму России и выборов Президента РФ.

Если эти шаги не будут реализованы, то вместо честных, прозрачных и свободных выборов 10 сентября 2017 года будет проведен очередной избирательный балаган, а победителей этих выборов вполне можно обвинить в незаконном присвоении властных полномочий, а ЦИК РФ вместе с курирующими подразделениями правительства и администрации президента России в нецелевом использовании огромных бюджетных средств. Потому, что проводить выборы с нулевой юридической значимостью, то время как правительство не может найти деньги, чтобы увеличить размер детских пособий, пенсий, стипендий, оплатить высотехнологичные операции детей и онкологических больных, не только цинично и аморально, но и преступно.

Если кратко охарактеризовать позорно-катастрофическое положение в электоральном законодательстве России, то в наибольшей степени для этой цели подходит афоризм, высказанный знаменитым американским писателем-гуманистом Марком Твеном (1835-1910 гг.): «Если бы от нас что-то зависело на выборах, нас бы туда просто не пустили…».

 

Б.А. Макаров

независимый электоральный эксперт

Москва

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован