23 ноября 2007
8057

`Двухуровневое образование - что изменится?` или `Ждут ли магистров на Западе`?

Президент подписал закон о введении в России двууровнего высшего образования. Подавляющее большинство журналистов и аналитиков в один голос заявляют, что мобильность наших выпускников в связи с этим резко повысится. Кто-то встречает такую новость с овациями, радуясь тому, что можно стать бакалавром у нас, магистром, например, в Соединенных Штатах, а работать где-нибудь в Европе, а кто-то об этом не думает и просто опасается, что наши лучшие специалисты уедут укреплять экономику других стран, и Россия останется ни с чем. Ожидания разные. Однако мало кто поставил под сомнение факт того, что от этого нововведения вообще что-то изменится. Неужели развитые страны только и ждут момента, когда же российские дипломы можно будет уравнять с местными? Действительно ли Запад так и встречает наших выпускников с распростертыми объятиями, мечтая о том, чтобы их как-нибудь трудоустроить? Есть ли вообще повод для каких-либо опасений или радостей? Стоит ли переживать из-за того, что наши магистры выедут из страны, потому что их дипломы будут легче признаваться зарубежом?

Чтобы как-то проанализировать ситуацию, необходимо заглянуть в суть вопроса, разобраться, какое отношение к иностранным специалистам преобладает, например, в Европе, и насколько оно изменится после наших великих реформ в сфере образования. Что касается самого предмета обсуждения, то, во-первых, нельзя говорить о выпускниках ВУЗов как об одном целом. Приобретаемые молодыми людьми профессии различны по своей сути, и требования к квалификации соответственно также не одинаковы. Какие-то русские специалисты ценятся больше, какие-то меньше. Это происходит, потому что качество подготовки некоторых профессиональных групп в нашей стране до сих пор держится на очень высоком уровне, а по некоторым специальностям оставляет желать лучшего. Так как же формируются эти группы, и как это отражается на процессе признания наших дипломов в той же самой Европе?

Небольшой экскурс по некоторым профессиям, отнесенным к той или иной группе на основании европейского законодательства. К примеру, существенной составляющей некоторых специальностей является знание местных и региональных особенностей в какой-либо сфере. Юристы, дипломаты, преподаватели средних учебных заведений и все те, чья профессия совмещает в первую очередь знания локальных структур, требований, законов, нуждаются в специальной подготовке с упором именно на эти составляющие.

Другие гуманитарные профессии более универсальны. Знания их обладателей не привязаны к определенным внешним условиям. Хорошие врачи, лингвисты, деятели искусств и т.д. могут быть востребованы в любом уголке земного шара. При желании работать где-либо за границей неприятным сдерживающим фактором могут стать лишь различные бюрократические предписания и требования к квалификации, которые необходимо как-то подтвердить.

Совершенно другой группой специалистов являются выпускники технических и технологических ВУЗов. Их квалификация востребована в достаточно узкой, выбранной ими сфере. Однако за счет того, что основными работодателями по всему миру остаются крупные частные концерны и объединения, толковый инженер со знанием своего дела и хотя бы английского языка может работать практически в любой стране. Для представителей этой группы основную сложность обычно составляют не бюрократические препоны, хотя и не без них, а отсутствие гибкости профессиональной подготовки.

Молодые профессионалы в экономической и управленческой сфере также могут найти применение своим знаниям в самых различных странах. Управление персоналом, знаниями, финансами, информационными системами, организация транспорта и логистики, контролинг и другие составляющие современного бизнеса - дисциплины универсальные и повсеместно используемые. Общая квалификация и понимание экономических законов в комбинации со знанием делового иностранного языка и основных культурных особенностей местности, подкрепленные такими личными качествами как коммуникабельность, ответственность и способность принимать более или менее рациональные решения в условиях неопределенности и нехватки времени - все, что нужно управленцу, чтобы забыть о каких-либо искусственных (бюрократических) территориальных и государственных преградах.

Все вышесказанное - всего лишь краткое обобщение того, что и так логично и понятно. Данная неоднородность делает мобильность кадров очень объемным и сложным явлением. С одной стороны, попытки государств оградить свой рынок труда от даже квалифицированной иностранной рабочей силы, с другой - глобализация экономики, включая кадровые составляющие. Все это вносит еще большую награможденность в территориальную "гибкость" использования человеческих и интеллектуальных ресурсов. Если говорить хотя бы о Евросоюзе, то формально там действует закон о свободе трудовой миграции. Это значит, что каждый гражданин Евросоюза имеет право на трудоустройство в любой другой стране так же, как и гражданин той страны. Казалось бы, что может быть проще! Работай, где хочешь, никто не запрещает. Теоретически это так, и закон распространяется на всех, но на практике в каждой стране масса исключений. Так, для Австрии, Германии, Франции и др. данное постановление пока не относится к новым странам-союзницам, таким как Эстония, Латвия, Болгария и другие. А Великобритания с Ирландией дали право на работу гражданам этих стран незамедлительно (одна из причин наплыва эмигрантов из Польши, скажем, в Англию). Также, в каждой стране свои требования к отдельным специальностям. Если говорить в общем, то проще всего менять места трудоустройства внутри Европы экономистам и инженерам. Их работодатели, как было затронуто выше, в большинстве своем - комерческие компании, которым обычно нет никакого дела до диплома и страны, в которой он был получен. Если им нужен конкретный специалист, они наймут его, невзирая на искусственные бюрократические препоны.

Основные трудности начинаются у представителей гуманитарных специальностей. Многие врачи, переводчики, дизайнеры может, и хотели бы работать в другой стране, но именно тут и возникают бюрократические заслоны, с помощью которых государства пытаются защитить своих специалистов от иностранной конкуренции. Если получилось найти коммерческого работодателя - проблем никаких, работай. Рынок и все. Но чтобы устроиться в госучреждении (что крайне привлекательно, т.к. очень надежно и стабильно) или открыть свое дело, придется потратить не один год на признание диплома. Так, к примеру, гражданин Италии, получивший образование переводчика в Германии не может просто так устроиться у себя дома на работу. Ему приходится пересдавать чуть ли не половину экзаменов. Врачам еще труднее. Мало того, что во многих странах в университетах количество мест ограничено, и учиться приходится по 8-15 лет, чтобы иметь право открыть свою, обычно довольно прибыльную практику, так еще и при наличии иностранного диплома начинаются истории типа: "осматривать Вы можете, а рецепты выписывать нет" или "пожалуйста, принимайте больных, только страховые компании Вас, к сожалению, признать не смогут". Ясно, что при таких обстоятельствах одного желания работать, даже в соседней стране, мало. Нужны особые обстоятельства, связи, а главное - "изюминка" квалификации, востребованная в желаемой стране и не нуждающаяся в дополнительном оправдании и обосновании. Если таковая имеется, то трудности обычно исчезают, т.к. иностранный специалист собирается работать на "очевидное благо экономики страны", в которую приехал.

Носители профессий, основанных на знании региональных особенностей, выбирают свою квалификацию обычно не для того, чтобы уезжать из страны. И хотя введение общих стандартов делает юристов, дипломатов, преподавателей средних учебных заведений и т.д. более универсальными для стран Евросоюза, региональная специфика их направлений все же перевешивает и препятствует повышенной мобильности. И это логично, ведь не очень вероятно, чтобы, например, в Норвегии был ажиотажный спрос на знатоков греческого законодательства или Германия массово набирала профессиональных бюрократов из Франции. Отдельные случаи встречаются, но они скорей исключения, чем правило.

Как видно, проблемы с мобильностью и признанием дипломов имеются даже внутри Европы - союза, в котором барьеры для квалифицированной трудовой миграции, по идее, должны практически отсутствовать. А что же с нашими специалистами? Неужели изменение названия степени и формы образовательного процесса сделают россиян вдруг востребованными как у себя в стране, так и зарубежем? Есть ли вообще повод чего-то опасаться или чему-то радоваться?

Ситуация очень похожа на общеевропейскую. С русским дипломом, пусть даже основанном на якобы всемирно признанной системе образования, специалисты "с локальным уклоном" вряд ли будут пользоваться в странах Европы большим спросом, чем специалисты из других стран ЕС. Значит даже при двухступенчатом образовании учителя и юристы, скорее всего, не начнут усиленно покидать страну. Их зарубежом, просто-напросто, никто не ждет. Для других гуманитариев также мало что поменяется. Хороший или особо прибыльный художник, как раньше работал там, где ему нравится, так и будет работать. А для обычных, скажем, врачей (пусть даже хороших, но не общепризнанных "светил"), как ни меняй надпись в дипломе, пуд соли килограммом не станет. Таким специалистам, как и раньше, придется сдавать экзамен на знание иностранного языка, предоставлять списки и описания предметов, которые они изучали в ВУЗе в России, досдавать то, что не изучали, типа "история медицины, как науки во Франции", "прикладная кинематография Германии" или "диалекты федеральных земель юга Швейцарии".

Еще до принятия закона о двухступенчатом образовании ни у хороших менеджеров, ни у высококлассных инженеров, при наличии желания, не было никаких проблем с трудоустройством зарубежом. Никто на диплом сильно и не смотрел. Можешь "пахать" на износ? Знаешь свое дело лучше большинства? приносишь доход компании? - Пожалуйста, работай. Будет и признание диплома, если надо, и вид на жительство, и социальный пакет. В России, к счастью, пока еще остались университеты, готовящие действительно грамотных инженеров и специалистов в фундаментальных науках. Бауманский, МГУ и многие другие дают хорошую подготовку, если дело касается специальности. Но когда речь заходит о такой "мелочи", как способность изъясняться на английском (не в обиду другим культурам и национальностям, английский - язык международный), список кандидатов на работу зарубежем резко сокращается. Также пока еще не так много ВУЗов в нашей стране готовят настоящих международных управленцев, отвечающих требованиям глобальных организаций. Как ни печально, но для подготовки кадров по этой специальности в самой сущности российского образования чего-то не хватает, будь оно цельное или многоступенчатое. Для выращивания высококлассных специалистов международного уровня наше высшее образование, помимо прочего, должно изменить, в первую очередь, организацию самого учебного процесса. Необходимо уделять значительно больше внимания развитию у студентов гибкости и самостоятельности. Одно дело, когда на лекциях все объяснили, а потом спросили, что объяснили, и совсем другое, когда оставили один на один с электронной платформой, и разбирайся, как хочешь. Или когда вместо обычной курсовой надо написать настоящий бизнес план для настоящего проекта, так, в образовательных целях. Мало кто из студентов в нашей стране поставлен в такие условия, что нужно ловить каждое слово преподавателя, потому что образование - удовольствие дорогое, и платить за него надо, параллельно работая или взяв кредит в банке (который придется полжизни отдавать). Не каждый понимает, что изучаемый материал стоит денег в размере возможного жалования, помноженного на срок обучения.

Пока полностью не поменяется сам подход к высшему образованию, хотя бы в требующих того специальностях, как ни вводи различные ступени, как ни подбирай красивые названия, суть от этого не изменится. И торопиться признавать наши дипломы также никто не будет. Стоящие специалисты, подготовкой которых страна может гордиться, как были востребованы, так и будут (если недостатки новой системы не испортят то хорошее, что пока осталось). Общая же масса средних выпускников ни коим образом не приобретет легкого признания квалификации зарубежом, даже если их титул звучит так же, как и у выпускников английских и американских университетов. Каждый здравомыслящий и более или менее осведомленный человек понимает, что признание или непризнание диплома - барьер искусственный. Любой кадровик скажет, что дело не в том, пришел ли к нему бакалавр или человек с неоконченным высшим образованием. Важно то, что он действительно может, будь то за счет особой университетской подготовки или богатого опыта работы. Болонская система, к которой мы так яро стремимся, не так хороша, как кажется. И введена она также далеко не повсеместно. В вопросах универсальности, к примеру, специалисты из Германии, чья структура высшего образования в большинстве своем однородна, но очень гибка, более мобильны, чем англичане, у которых все построено на "ступеньках". Так что же стоит менять, академический титул или саму подготовку? И если уж взялись что-то менять, то насколько четко мы понимаем, зачем мы это делаем? Вопросы, можно сказать, риторические. Закон, как никак, принят, и нам остается только надеяться, что процесс перестройки не только измотает и запутает простых граждан, но и принесет нечто положительное. Что введение двухуровневой системы высшего образования станет не просто очередной переменой ради перемены, но, действительно, первым шагом к качественным изменениям в подходе к приобретению академической степени, а не только в ее упаковке.


Татьяна Карсека
23.11.2007
www.nasledie.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован